turgenskiy (turgenskiy) wrote,
turgenskiy
turgenskiy

Categories:

Из поездок по Семиречью. Илийский край, Коктал

Дороги с запада в Илийский край идут по обеим сторонам реки Или. Та, что с левого берега использовалась для пути из Средней Азии, в домонгольский период, например, из Баласагуна или Суяба (Чуйская долина), при русских из Ташкента. Та, что с правого берега, через перевал Алтын Эмель, в средние века вела из Семиреченских городов Эквиуса (долина Каратала) и Койлыка (долина Лепсы), позже ей пользовались российские купцы следующие из Семипалатинска.
Если правая, идущая по пустынным местам, особо не менялась, то левая за последние 170 лет дважды переносилась севернее. Когда в Семиречье пришли русские они первое время пользовались караванным путем вдоль гор, (Старокульджинская дорога), на котором и возникли первые южные станицы (Алматиские, Софийская, Надеждинская, Каскеленская) и старожильческие русские заилийские села (Михайловское, Маловодное, Зайцевское) и далее к Илийскому краю. Спустя пару десятилетий был проложен новый, колесный путь (Кульджинская дорога), прошедший севернее станиц, но через 60 верст от Алматы так же выходящий на Маловодное и далее на Зайцевское. Спустя полтора столетия эта дорога плотно обросла населенными пунктами, ввиду чего было принято решение проложить новую, современную трассу еще севернее. Ее ввели в эксплуатацию то ли в прошлом, то ли в этом году. И опять же, она прошла через Зайцевское, которое уже почти сто лет именуется Чиликом/Шелеком, в котором она на несколько километров пересекается с Кульджинской трассой. Начинается эта трасса теперь не в Алмате, а немного севернее, на южных окраинах сильно разросшегося еще одного старожильческого русского села Дмитриевского, ныне Байсерке.
[Spoiler (click to open)]
По новой трассе я ездил первый раз. Пока она бесплатная, но к концу года ситуацию обещают исправить. Что тут сказать, ехать одно удовольствие, нет сел - нет ограничений до 40-60 км/ч по скорости. На всем протяжении стоит разганичитель полос, уже изрядно помятый во многих местах. Очевидно, что ровная как стрела, с монотонным пейзажем за окном, трасса притупляет внимание, поэтому такие разграничители – реальная необходимость.
Из интересного в пути, кроме самой трассы, была ВЭС (ветровая электростанция) восточнее Чилика.



По старой дороге ее, или не было видно, или ее возвели за прошедшие несколько месяцев. Это первая очередь строительства. Подобную станцию я уже несколько лет вижу, (так же с новой трассы, но на север, а не на восток) южнее Капчагая, там же есть и СЭС (солнечная электростанция) пока единственная из виденных мною.Часть пути трасса идет параллельно с ЖД веткой Жетыген-Алтынколь, введенной в эксплуатацию в 2013 году. Протяженность 293 км. Это второй железнодорожный путь из Казахстана в Китай, первый, через Джунгарские ворота, был проложен при позднем Союзе.
К слову сказать, Жетыгень - ЖД станция ТуркСиба появившаяся возле еще одного русского старожильческого села Николаевки, которая, в свою очередь, появилась на месте казачьего пикета Капальского тракта основанного в 1855 году для охраны пути из Сибирь в только что завоеванный Заилийский край. Их вместе с Дмитриевкой переименовали в 2000-м году, дав казахские названия ЖД станции 30-х годов, а не такие же казахские названия казачьих пикетов - Котентай и Карасу соответственно.
Между реками Черын и Или новая трасса идет через настоящую пустыню с саксаулом на барханах. Здесь больше удивили даже не камышитовые маты у дороги и полиэтиленовая пленка на барханах, для предотвращения трассы от заноса песком, а вид газоперекачивающей станции.



Довольно неожиданно было увидеть среди пустыни новенький корпус и метрах в 300-500 от него несколько 4-5 этажных новых жилых домов. Станция стоит на четвертой ветке газопровода из Туркмении в западный Китай. Строить его начали лет десять назад, сейчас эта ветка уже действующая. От нее уже запитали Талгар и несколько окрестных сел, и вовсю ведут работы по газификации городов Иссыка, Жаркента и окрестных им сел, в том числе и моего родного.
Если две первых левобережных дороги справедливо именовались Кульджинскими, то новой больше подходит название Хоргосская (хотя все ее просто новой пока зовут). За несколько километров до Коктала новая трасса берет более южное направление, идет в обход Жаркента и плотно населенного участка дороги Коктал-Хоргос. Где именно она выходит на таможенный пункт я не знаю, скорее всего где-то в районе новой ДЖ станции Алтынколь и возводимого города Нуркент.
Сейчас для подавляющего числа алмаатинцев Хоргос - не пограничное село, а «базар в Китае». Межимперская ярмарка тут была еще до революции, хотя, возможно, и того ранее. Упомянутые правая и левые дороги (это два ответвления Великого шелкового пути) в средние века шли к крупному городу Алмалык, находящемуся на левом берегу Хоргоса как раз между двумя сибирскими выселками. В начале прошлого века в этом месте была ярмарка куда съезжались местные кочевники продавать скот, а так же российские и китайские купцы для торговли. После революции все прекратилось, а в 2002 году Назарбаевым была озвучена идея о создании беспошлинного центра торговли, опять же на этом месте. Через 10 лет такой центр появился. Когда я был там два года назад, за торговыми центрами уже высились высотки и труба ТЭЦ, сейчас, судя по снимкам со спутника, там уже плотная застройка. Раньше для посещения нужен был паспорт, правда штамп при пересечении границы в него не ставили. Потом и это отменили, стало достаточно внутреннего удостоверения, как при поездке в Россию или Киргизию. Когда мать там была последний раз, то застала не только алматинцев и местных, как это было пару лет назад, но и автобусы из Тараза, Караганды и даже Киргизии. По мне так - сомнительная затея из такого далека сюда ехать.

Сейчас как и веком ранее дороги левого и правого берега сходятся в самом старом из русских населенном пункте - на реке Борохудзир.
Вот что об этом населенном пункте говорится у Леденева в его труде "История Семиреченского казачьего войска"

Станица Голубевская, названая так по имени полковника генерального штаба А.Ф. Голубева бывшего здесь в 1863 году, получила основание в 1871 году.
Начало заселение этой станицы положили зачисленные потом в Семиреченское войско 19 семей крестьян Тобольской губернии поселившиеся по их собственному желанию в правобережной части Илийской долины на речке Борохудзир, близ нашего укрепления того же имени, почему и поселение образованное ими, было названо сначала Борохудзирским. В последующие три года в селение Борохудзир, названное уже выселком Голубевским, было вызвано из станиц Семиреченского войска 50 семей казаков и несколько семей из Сибирского войска с Бийской линии, из 3, 4, 5 и 6 полковых округов. Все эти переселенцы получили пособие по 50 рублей на семью.
Отчасти одновременно с казаками, а частью поз же, в выселок прибывали новые партии крестьян, кроме первых 19 семей, всего поселилось здесь с заселением в казаки 42 семьи. Выселок таким образом разросся и был обращен в станицу в 1883 году

У того же Леденева есть и описание инцидента случившегося при Голубеве:

Из переговоров в Чугучаке для наших комиссаров обнаружилась необходимость лично ознакомиться на месте с существующей пограничной линией, что и было предложено сделать в начале июня. С этой целью второй комиссар капитан Голубев прибыл в Кышмурунский отряд; отряд же Вардугина с урочища Айдарлы-кум был притянут ближе и поставлен близ китайского пикета Борохудзир, располагавшегося по среднему течению речушки того же имени в ее ущелье. С этим именно отрядом капитан Голубев и предполагал двинуться к югу от  прохода Уйленташ по проектируемой русскими пограничной с Китаем линии.
Китайцы же, не понимая цели прибытия сюда отряда Вардугина и, вероятно, даже отнесясь подозрительно отнесясь к нашим намерениям, 29 мая окружили этот отряд, но не предпринимали против него никаких решительных действий, ограничиваясь тесной блокадой, не допуская казаков ни к воде, ни к траве.
По донесении об этом капитану Голубеву, последний отправил на пикет Борохудзир двух офицеров с пятью казаками – потребовать от китайцев оставить отряд Вардугина в покое, что ими и было исполнено, но с просьбой объяснить намерения русских. 31 мая капитан Голубев со всем Кышмурунским отрядом подошел к пикету Борохудзир, с целью дать объяснение своих действий и, затем, под прикрытием отряда Вардугина идти по пограничной линии далее, а Кышмурунский отряд вернуть назад.
Для переговоров с китайцами он избрал поручика Антонова и хорунжего Елгина, которые под прикрытием девяти конных артиллеристов и одного казака-переводчика поехали к пикету Борохудзир, где были радушно встречены китайскими офицерами, любезно приглашавшими их въехать в сам пикет. Антонов и Елгин, ничего не подозревая, согласились, но лишь только они с конвоем въехали в огражденное пространство пикета, как китайцы напали на них, пуская стрелы в упор. Три артиллериста были убиты на повал, остальным девяти русским удалось пробиться и ускакать в свой лагерь.
Из этих девяти: поручик Антонов умер от ран на другой же день, хорунжий Елгин и пять нижних чинов ранены тяжело и один легко.
Вслед за спасавшимися бросились беспорядочными толпами китайцы, но, встретив Кышмурунский отряд готовым к отпору, рассыпались кругом, заняв окрестные горы. К наказанию за вероломное убийство посланных, капитан Голубев не принял никаких мер, а китайцы, в свою очередь, сами в тот день не начали боя.


Информации о Коктале в сети мало, как и в прочих известных мне источниках. Переименовали, согласно Википедии, в 1926 году. Подавляющее число населения - казахи (84%) потом уйгуры (15%) и русские 3% - примерно 410 человек. Русских на улицах Коктала видно, это второй после Жаркента по численности русских населенный пункт нашей части Илийского края.
Первым что попалось после въезда была мечеть, на нее есть ссылка в гугл картах которыми я пользовался для сверки местоположения.



В Котале есть при православный храм. Из упомянутых в прошлой части бывших русских населенных пунктак сейчас храмы есть только в Жаркенте и Котале. Котальский храм в честь Казанской иконы Божей Матери располагается в бывшем здании детского сада, переданного властями верующим в начале 90-х.
Храма я не нашел, хотя и знал его адрес, но ни в карте, ни на самих улицах их название не подписаны почти. Так что фото с сайта митрополии, где есть и краткая история храма.



Далее поколесив по селу в поисках казачьих домов наткнулись на парк и ДК



Фасад ДК реконструирован недавно, а вот фрески по бокам, кажется еще родные, советские.
А такую картину можно было и у нас в селе наблюдать, но лет 20 назад, сейчас это редкость. В Коктале брички с ишаками попадаются довольно часто.



Напротив ДК - парк.



Парк, возможно, еще с досовестких времен, но в последние года реконструирован. Вроде идея была хорошая, но молодые деревья посажены и забыты, часть засохла. Та же участь постигла и розы за которыми никто здесь явно не ухаживает.
В парке стоит памятник защитникам Родины.



И тут, конечно, идея хорошая, (первый раз, наверное увидел, памятник войнам ВОВ поставленный после развала), но воплощение - за деньги, а не на совесть.





Неужели нельзя было как-то цивильно плиты прикрепить, эти дурацкие болты вид весь портят.
По подобным памятникам, кстати, можно узнать как национальный состав сменился со времен войны. На этих плитах русских фамилий 35-50%, на никак не три.
Памятник этот не первый в Коктале, до него на этом месте еще 10 лет назад стоял советский.


Фото взято с группы "Коктал" и принадлежит Нине Михайловой.
Этот памятник не единственный, был или есть еще один возле сельского клуба. Он есть на старых фото коктальцев.
Восточнее парка стоит пятиэтажка, кажется единственная на все село.



Часть квартир - жилые, часть видно, что заброшены.

Пока шел к дому встретились местные пацаны, один с редким для тюрков цветом волос. Когда китайцы упоминают в своих летописях рыжебородых тюрков или монголов, они имеют ввиду, что цвет волос не черный, а не конкретно рыжий.



Рядом с парком есть школа имени Абая. Наверное она была казахской, а еще одна, им. Жданова, русской. Еще была в Коктале музыкальная школа. Как сейчас дела обстоят не знаю. Наверное, одна казахская, одна смешанная, а музыкалка в 90-е закрылась навсегда.

Домов казачьих я так и не увидел, может не сохранились они, а может и не строили здесь бревенчатые избы из-за труднодоступности леса. В Жаркенте бревенчатые дома строили из древесины сплавляемой по Или из Кульджи. Улицы от наших отличаются. Во первых вот такими вот домами или сарайками, с кровлей из глины.




Во вторых дувалами - заборами из глины. Причем я видел новые дома, с пластиковыми окнами, но все равно обнесенные дувалами.
Запомнилась еще новая, на вид, больница на выезде. Совсем с краю села проехали погост. Останавливаться не стал, подумал, что относительно новый, но когда глянул дома его размеры на карте, то можно предположить, что он здесь был единственный. И он тоже отличается от нашего, больше всего похож на чиликский - земля каменистая и деревьев не садят. Не знаю почему здесь сажать деревья не прижилась традиция, наверное отливать водой слишком тяжело в дали от дома.

Фото Валерия Цыганкова из упомянутой выше группы.
Уже за кладбищем и селом стоят развалины какого-то завода, наверное кукурузного. А через дорогу от него уже новые дома строят. Если я не ошибаюсь, то современный Коктал - это то, что осталось от Голубевской станицы после революции, гражданской войны, рассказачивания и присоединенные к нему колхозы созданные из осаждаемых в начале 30-х годов на землю кочевников, присоединенных к селу вскоре после войны.
Tags: 1, Борохудзир, Илийский край, Коктал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments