Category: образование

О журнале и его авторе

СЕМИРЕЧЬЕ СЕГОДНЯ

ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ АВТОРЫ О КРАЕ

НАРОДЫ СЕМИРЕЧЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

ПРОЧЕЕ

ЛИТЕРАТУРА
[читать]

Доброго времени суток всем читающим! Звать меня Иваном. Проживаю я последние 10 лет в городе Алматы, что находится в юго-восточном Казахстане. Родился и вырос недалеко от этого города, в селах заложенных русскими переселенцами в конце 60-х годов позапрошлого века. Мои предки переселились в Заилийский край в скором времени после его завоевания Россией, так что уроженцем здешних мест являюсь не только я, но и пять колен моих предков. Хоть эта земля до 1917 года и являлся территорией Семиреченского казачьего войска, но мои предки к казакам, на сколько мне известно, никакого отношения не имели, они были крестьянами Воронежской губернии часть из которых после отмены крепостного права переселилась сначала на Алтай, а часть сразу в новоприобретенный Заилийский край. После развала Союза мои родители, в отличии от многих своих знакомых и друзей, не покинули родные места, поэтому я вырос в том же самом месте, что и мои предки, став очевидцем тех изменений которые с краем происходят последние 25 лет. А изменения в нем происходят не малые, вот поэтому я и решил записывать происходящее, если не для стороннего читателя, то хотя-бы для своих потомков, которые, вероятно, тоже будут такими же семиреками как и я.


Вполне возможно, что эти заметки будет интересно почитать и моим землякам уехавшим в 90-е и живущим сейчас по всей России и Германии.

Наши немцы…

Автор данной статьи - Андрей Михайлов. Статья была опубликована 01.10.15 в его блоге посвященном поселку Алатау.


Если взглянуть на статистику посещения этого блога, то ничего неожиданного этот взгляд не принесёт. Первая страна по количеству просмотров – Казахстан, вторая – Россия, а третья – Германия.
[читать далее]…Во времена нашего детства, немцы были привычными персонажами казахстанской обыденности. На улицах, где все в те времена одинаково бойко говорили по-русски, нет-нет, да прорывалась вдруг непривычная для ушей «иностранная речь». Которой общались прохожие, совершенно ничем неотделимые от всех прочих советских прохожих. На наши детские вопросы, взрослые, многозначно подымая брови, отвечали: «Это – немцы!» И мы сызмальства знали, что это – «наши немцы», а вовсе не те жестокие супостаты, с которыми только недавно отвоевали наши отцы и деды, и не те психически-придурковатые экранные персонажи из фильмов «про войну».
Любопытно, что и в детских играх «в войну», наши товарищи из немецких семей принимали участие рядом со всей прочей детворой. И ни у кого никогда не возникало никаких сомнений в их полнейшей полноценности и ролевом равноправии. Наши немцы, в наших играх, с таким же азартом, как и все прочие пацаны, вместе громили врагов – «немцев – гитлеровцев, фашистов». (Хотя, не исключаю, что какие-то эксцессы и могли иметь дело, но они не носили системного характера и мне известны не были.)
А когда мы пошли в школу, то в каждом классе, непременно, оказывалось несколько соклассников с немецкими фамилиями.Унгемахт, Филлер, Миллер, Эберц, Галль и многие другие были всегда где-то рядом.
И в нашем 10 «в» классе, к моменту окончания школы (1975) было двое представителей немецкой диаспоры (хотя слово «диаспора» появилась в обиходе гораздо позже). Очень ярких и заметных представителей. Марьянка Шеффер и Эдик Боос.
Марьяна, тихая красавица (и умница) по которой вздыхали многие сверстники, после окончания уехала в Ленинград и поступила в Химико-технологический. Но после – вернулась обратно. Наверное, чтобы найти своё большое человеческое счастье в лице нашего Ивы - Андрея Стройкина. Который, в течение десяти лет, ни на что не претендуя, честно маячил на соседних партах и вторых ролях. Это была третья наша «классная» свадьба.
Что до Эдика – то он был первым не только в классе, но и в школе. Целеустремлённый, усидчивый и башковитый, Боос на голову возвышался над всеми во всех тех сферах, к которым проявлял интерес.  Будь то его любимая физика-математика, или культивировавшийся в те годы в школе баскетбол, или какие-нибудь шахматы. Потому никто особенно не удивился, когда после окончания Эдик с первого захода поступил в МГУ, остался работать в Москве, первым защитил кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию (в 30 лет). Сегодня Эдуард Боос, профессор МГУ, завотделом университетского ИЯФа, автор многих книг (кварки, чёрные дыры, бозоны) и научных работ (в том числе - на коллайдере, том самом, Большом, андронном) – заметная фигура в научных мирах.
Хочу добавить, что он, один из немногих, кто выбрал путь наших отцов – в физику. Выбрал – и не отступил вместе со многими прибившимися к семейному делу по случайности. Отец Эдика –Эрнст Гербертович Боос, академик казахстанской Академии Наук,  и мама – Елена Эдмундовна,  до сих пор живут в посёлке…
Но они – «последние из магикан». Наши немцы, уезжавшие на историческую родину даже в те времена, когда сделать это было практически невозможно, как-то очень скоро и споро покинули Казахстан, когда всё в одночасье разрушилось, в том числе и препятствия.  От почти что миллиона казахстанских немцев, на сегодня осталось чуть больше десятой части.
Вакуум, оставшийся после такого массового исхода неповторимой и заметной части населения республики, оказался осязаемым и невосполнимым. И хотя «места» уехавших быстро заняли другие, занять «место» казахстанских немцев вряд ли кто-то способен…
…На нашем поселковом кладбище, где всех долгое время, хоронили рядом, не разбираясь в национальных и конфессиональных тонкостях, немецкие могилы выделяются из прочих. Но не только тем, что памятники на них смотрят в другую сторону. А своей обречённой запущенностью. И когда, вдруг, я вижу, что такая могила засветилась свежей краской и следами нарочитого убора, то знаю – кто-то приезжал «оттуда». А это значит, что «там», продолжают помнить и думать о том, что оставили «здесь»…
…Но, чтобы не заканчивать на грустном, хочу вспомнить об одном нюансе эмиграции наших немцев в ФРГ. Благодаря тому, что к моменту отъезда их судьбы уже изрядно попереплелись с другими советскими, жителями вожделенной Германии оказались не только этнические немцы. Среди «возвращенцев» очутился и наш одноклассник Андрей Стройкин – природный руссак, уехавший вместе с нашей Марьяной. И природный кореец Шура Пен, сосед по улице. И работавшая с родителями в институте Люда Филимонова. И ещё много-много других, им подобных.

Недаром в Германии всех приехавших из разваленного Союза называют «русскими»…





  Мой однокашник по младшим классам - Ваня Филлер (ФРГ)


Оскар Унгемахт получает аттестат из рук Елены Габбасовны. С Оскаром, он был старше на год, мы вместе играли в баскетбол.



Эдик Боос на выпускном вечере приветствует нашего незабвенного Михаила МироновичаВетрова. Эдик Боос - в Москве, а сидящий на первом плане Андрей Стройкин - в Германии.



Лиля Галль из параллельного класса.